Зрительные образы


Персоналии Публикации

Исаак Левитан
«Лилии. Ненюфары»



large image


Великолепный Левитан Александр Николаевич Бенуа - прекрасный знаток и исследователь русского искусства, один из основателей общества "Мир искусства". В 1901 году вышла его знаменитая книга "История русской живописи в XIX веке", которая сразу же стала культовой. Необычайно глубокий анализ творчества крупнейших русских живописцев 19 века (Иванова, Репина, Сурикова, Левитана, Серова, Врубеля и др), свежесть, честность и оригинальность взгляда автора обеспечили книге большой успех у русской интеллигенции. После 1917 года книга Бенуа попала под негласный запрет, поскольку взгляды ее автора не соответствовали политике большевиков. Новое переиздание "Истории русской живописи" состоялось лишь в новейшее время. Огромный интерес представляет статья о Левитане, которую мы здесь приводим целиком. "Самым замечательным и драгоценным среди русских художников, внесших в черствый реализм живительный дух поэзии, является безвременно умерший Левитан. В первый раз Левитан обратил на себя внимание на Передвижной выставке 1891 года. Он выставлялся и раньше, и даже несколько лет, но тогда не отличался от других наших пейзажистов, от их общей, серой и вялой массы. Появление «Тихой обители» произвело, наоборот, удивительно яркое впечатление. Казалось, точно сняли ставни с окон, точно раскрыли их настежь, и струя свежего, душистого воздуха хлынула в спертое выставочное зало, где так гадко пахло от чрезмерного количества тулупов и смазных сапог. Что могло быть проще этой картины? Летнее утро. Студеная полная река плавно огибает лесистый мысок. Через нее перекинут жиденький мост на жердочках. Из-за берез противоположного берега алеют в холодных, розовых лучах, на совершенно светлом небе, купола и колокольня небольшого монастыря. Мотив поэтичный, милый, изящный, но, в сущности, избитый. Мало ли было написано и раньше монастырей при розовом утреннем или вечернем освещении? Мало ли прозрачных речек, березовых рощиц? Однако ясно было, что здесь Левитан сказал новое слово, запел новую чудную песнь, и эта песнь о давно знакомых вещах так по-новому очаровывала, что самые вещи казались невиданными, только что открытыми. Они прямо поражали своей нетронутой, свежей поэзией. И сразу стало ясно еще и то, что здесь не «случайно удавшийся этюдик», но картина мастера и что отныне этот мастер должен быть одним из первых среди всех. В чем же был секрет прелести этой скромной картинки и откуда могло взяться убеждение в великом значении ее автора?





Старая версия сайта: Картины Модильяни