Зрительные образы


Персоналии Публикации

Александр Дейнека

(1899—1969)

Александр Александрович Дейнека — мастер, воплотивший социально-утопические идеи коммунизма с особой пластической и эмоциональной силой. В этом отношении близок В. В. Маяковскому, образы которого его не раз вдохновляли.

Выходец из семьи железнодорожного рабочего, учился в Харьковском художественном училище (1915—1917). В 1919—1920 руководил студией при Курском политическом управлении, выезжал на фронт как художник агиттеатра, участвовал в обороне Курска от белых войск. Продолжал учебу в московском ВХУТЕМАСе (1920—1925), в том числе у В. А. Фаворского, оказавшего на него особое влияние. Испытал также большое воздействие искусства Ф. Ходлера и немецкого экспрессионизма. В 1925 стал одним из учредителей ОСТа.

Сам он считал основополагающим период своей работы в журнале «Безбожник» (или «Безбожник у станка»; с 1923). Броская, «снайперская» линия, четкие ритмы воспроизводят в его журнальных рисунках новый светлый, здоровый мир, противостоящий старому, грязному и дряблому, миру капиталистических пережитков. Из тех же ритмов слагается и его ранняя, графичная и сдержанная по колориту живопись («Перед спуском в шахту», 1925, «На стройке новых цехов», 1926; обе в Третьяковской галерее), где тоже безраздельно господствуют мускулистые тела, которые своими усилиями формируют новый мир. Жесткая патетика «Обороны Петрограда» (1928, Центральный музей Вооруженных сил; повторение 1964, Третьяковская галерея), с шеренгами питерских пролетариев, уходящих на борьбу с Юденичем, воспринимается как гимн героической смерти во имя революции.

Характерная для мастера любовь к героизированным, романтико-утопическим по тону темам спорта достигает апогея в работах 1930-х годов («Бег», 1932—1933, Русский музей). Колорит становится мягче, светлей, в ряде образов нарастают черты магического реализма («Игра в мяч», 1932, Третьяковская галерея). Почти мифологического величия достигают женские образы («Мать», 1932, там же), порой задорно-эротичные («На балконе», 1931, частное собрание, Москва). Мотивы счастливой страны будущего, населенной прекрасными, атлетичными людьми, Дейнека находит на пляжах Севастополя, с которым связан целый ряд лучших его работ («Будущие летчики», 1938, Третьяковская галерея). Новые, динамичные ракурсы вводятся мотивами авиации, которые находят наиболее выразительное воплощение в мозаиках плафонов станции московского метрополитена «Маяковская» (1938—1939) этих красочных «прорывах» из подземелья. Творчество Дейнеки почти не знает каких-либо потаенных слоев. Лишь изредка, как в прозе А. П. Гайдара, в его образах проступают чувства отчуждения и тоски (например, в психологически напряженных, магико-реалистических пейзажах, возникших под впечатлением поездок в Италию, Францию и США в 1935).

Культ героической смерти с новой силой проявился у Дейнеки в образах Великой Отечественной войны («Оборона Севастополя», 1942, Русский музей). Во второй половине 1940-х его «физкультурные поэмы» обретают еще более праздничную, победную интонацию. Вещи позднего периода (мозаики «Хорошее утро» и «Хоккеисты»,1959—1960; за эти и другие послевоенные мозаики художнику была присвоена Ленинская премия 1964) экспрессивны, но малооригинальны по отношению к прежнему творчеству мастера. Однако именно в поздний период он (работая как педагог еще с 1920-х годов) пользуется особенно большим авторитетом среди творческой молодежи: мужественная энергия его работ воспринимается как вызов дряхлеющему «лакировочному» искусству, став одним из важных стимулов «сурового стиля». Удостоен звания Героя Социалистического Труда в 1969.


 Некоторые полотна:
Игра в мяч



Улица в Риме

На балконе





Старая версия сайта: Картины Модильяни